Научная школа К.Э.Штайн "Лингвистика текста"

Меню сайта
Категории раздела
Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста" [60]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста"

В Ставрополе обнаружены мистические знаки. Светлана Емельянова

ИЗ ДОСЬЕ «КП»:

Клара Эрновна ШТАЙН, профессор, доктор филологи­ческих наук, член Союза журналистов РФ. Имеет более 200 научных работ по филологии и лингвистике.

Сергей Федорович БОБЫЛЕВ окончил отделение дизайна Московского полиграфического института. Член Союза художников РФ, член Союза журналистов РФ, лауреат многих международных премий по графике.

Вам больше нравятся натуральные продукты или с химией? Одежда из кожи или заменителя? Бижутерия или настоящий бриллиант? И жить бы вам, наверное, хотелось не среди безликих нагромождений из железобетона, а в уютном и теплом городе, аура которого хранит и защищает каждого жителя. А это нарабатывается веками, передается из поколения в поко­ление. Таковы многие города Европы. И не на старые камни едут туда любоваться туристы, они стремятся ощутить энергетику предков, исходящую из бережно сохраненных древних строений. В Ставрополе «приве­ты» из глубин столетий тоже встречаются на каждом шагу. Вот только принять и заметить их могут не все.

От столбов исходит космическая энергия

– Мы не делали никаких раскопок, – рассказывает ставропольский дизайнер Серегей Бобылев. – Достаточно было присмотреться к домам старой постройки, чтобы обнаружить на них знаковую систему, относящуюся к дохристианским мифологическим традициям. С помощью знаков Солнца, Воды и Земли жители города оберегали свои жилища. Обереги расположены на «нужных» местах. И это не просто графика, а концент­рация некоей энергии с очень древними мистическими корнями.

Научное исследование города двумя ставро­польскими энтузиаста­ми началось этой вес­ной. Отправной точкой послужил разговор с известным ставропольским  художником Евгением Саврасовым.

– Он как-то сказал мне: «Обрати внимание, Клара, в отличие от северных дере­вянных городов, Ставрополь – каменный, строился из ра­кушечника. Когда-то здесь было огромное количество каменных столбов, на кото­рых ворота держались. И воз­ле ворот стояли бабы – такие же крепкие, как столбы, – ожидали своих мужей с рабо­ты», – вспоминает профессор Ставропольского госуниверси­тета, доктор филологических наук Клара Штайн. – Тогда я невольно начала искать и рассматривать эти столбы, кое-где они еще сохранились. Потом об­ратила внимание на однооб­разный орнамент домов – какие-то круги, ромбы, квадраты. И вот однажды в нижней части города я обна­ружила мощные концентри­ческие круги на столбах. Они напомнили древние астрономи­ческие рисунки сол­нечной системы. Вообше-то я абсолютно не склонна к мисти­ке. Но тут совершен­но определенно почувствовала, что от столбов с кругами ис­ходит совершенно неземная, какая-то космическая энергия! Про­читав массу литературы, я на­шла «ключик» к разгадке яв­ления. Круги – это солярные знаки, обозначающие Солн­це. Они использовались сла­вянами как обереги жилища. Кроме того, столб – это фал­лический символ, предпола­гающий, что в доме должны рождаться дети, род должен быть крепким, а Солнце должно оберегать будущий род. После этого любая про­гулка по городу из физиче­ского перемещения из пункта А в пункт Б превратилась для нас в эмоциональный кон­такт с довольно энергичной средой. Это явление мы не­однократно ощутили и на се­бе, и проверили на своих зна­комых. В конце концов мы поняли, что окружены сило­вой мистикой и начали чув­ствовать благотворную силу ее излучений!

Город пронизан языческими символами

Известно, что древний человек, исповедующий многобожие, ощущал себя частью мироздания и по­клонялся триаде – Небу (оно посылало воду), Солнцу (вдыхало жизнь во все жи­вое) и матушке-Земле. А по­скольку дом для наших пред­ков был крепостью, укрыти­ем от враждебных сил, в том числе и невидимых, люди наносили на стены дома обереги, дабы нечисть не проникла в жилище через ворота, двери и окна. Также с помощью знаков наши предки пытались заручиться «поддержкой» упомянутой триады для себя и будущих поколений.

Хляби небесные обычно «помещали» в верхнем ярусе дома, под крышей. И в Ставрополе еще сохранились дома с волнообразной резьбой и «капелькой» – во­да и небо изображались в ви­де женской груди. Солнцу от­давался средний ярус в про­емах над или между окнами, это был круг или три круга – восходящее, взошедшее и ни­сходящее светила. Нижний ярус – под окнами – был «оби­телью» Земли-матушки, которая ассоциировалась с чем-то устойчивым, надежным – ромбом или квадратом.

– Самое странное, что наш город, «родившийся» в 1777 году, когда повсемест­но было распространено христианство, сплошь про­низан языческими символа­ми, –  говорит Клара Штайн. – Причем система знаков яв­ляется повторяющейся, за­кономерной и фиксируется в архитектуре всех периодов – от основания города до на­ших дней. Знаки присутствуют и в модерне, и в сталин­ском ампире. Первые за­стройщики использовали их по назначению – как обереги, а все последующие строите­ли, видимо, по привычке или подсознательно. В наши дни знаки присутствуют уже как орнамент. Знак еще сущест­вует, а его значение утеряно.

Знаки больше, чем слово

О своем открытии Сергей Бобылев и Клара Штайн уже сообщили научной общест­венности.

– Мы настаиваем на том, что это открытие. В том смысле, что некая данность была невидимой, закрытой для обывателя, а мы сорвали с нее покров, обнажили и рас­шифровали значение симво­лов, – продолжает профессор. – Мы тщательно исследовали город, накопили и проанализировали материал со всей научной строгостью. Работа продолжается, но уже можно сделать некоторые выводы. Ставрополь, как и многие го­рода мира, имеет очень древ­нюю, значимую и основа­тельную культуру, связан­ную с древним типом мышления.

Дизайнер Сергей Бобылев по роду своей деятельности давно живет в мире знаков, сам их создает и как бы «видит» их изнутри. Для него ставропольские обереги – нечто большее, чем «привет» из глубины веков:

– Каждая вещь, каждый объект имеют внутреннюю и внешнюю форму. О внешней форме каждый из нас может судить самостоятельно. Что касается формы внутренней, то мы вышли на нее с помощью научного анализа. Внутренняя форма Ставрополя основана на позитивной системе мироздания и миропонимания, связана со светом, добром, созиданием. Наш город имеет глубочайшие культурные традиции, связанные как со славянским миром, так и с культурой человечества вообще.

– Ставрополь с помощью знаков можно «прочесть», как текст, – доктор-филолог рассматривает явление тоже через призму специальности. – Эти знаки больше, чем слово. Они передают информацию о том, что человек – это часть мироздания. Он должен стоять на земле основательно, но помнить, что жив не только хлебом единым. Ибо жизнь человеческая не сводится только к материальному аспекту, в нас много космического, духовного.   

«Паразиты» пожирают древность

Если бы вам предложили обменять антикварную дере­вянную мебель на новую пла­стиковую, вы бы согласи­лись? Именно этот неравно­ценный обмен сегодня пыта­ются навязать жителям Став­рополя. Целые районы с уни­кальными постройками, теп­лыми солнечными дворика­ми, цветочными клумбами и садами меняют на безликих уродцев, похожих на все новостройки всех городов стра­ны. Между тем Ставрополь на протяжении столетий имел свое архитектурное ли­цо. Главный его атрибут – местный ракушечник. Большинство старых домов построены из этого мягкого, светлого и теплого камня. Говоря языком рекламы, это лицо «экологически чистое, натуральное, неповторимое, уникальное».

– Наш город – это антиквариат, уже готовый исто­рический заповедник, – счи­тают наши энтузиасты. – А ценность антиквариата толь­ко возрастает с годами. В ста­рых домах, на стареньких улицах есть гармония, свой шарм, где ощущается дыха­ние вечности. Там, в отличие от новых кварталов, уютно и спокойно, будто что-то неви­димое защищает тебя.

С одной стороны, ставропольцы любят свои дома, но с другой – не желают прожи­вать в хижинах без удобств. Поэтому культурный слой исчезает. Скоро наш город может окончательно поте­рять свой неповторимый об­лик, а значит, уйдет и неви­димая защита его жителей. Безобразные пристройки, как паразиты, пожирают уникальную древность. Есть и красивые новостройки, но порой они больше напомина­ют папье-маше, чем души­стое ароматное яблоко.

– Никто ведь не выступает против прогресса, – говорит Сергей Бобылев.

– Я вижу вполне нормальный компро­мисс между своеобразием, оригинальностью и униформистским стилем. Не нужно ломать старые дома, их нуж­но модернизировать, делать удобными для жизни. Есть уже прекрасные примеры: совершенно органично смот­рится третий этаж на двух­этажном здании краеведче­ского музея. В районе Ка­зачьих улиц также грамотно и бережно вписан в экстерьер старинный новорусский особняк. Есть примеры тща­тельно и любовно отрестав­рированных старинных во­рот, солярные знаки там на­ивно раскрашены! Это при­мер гуманного отношения к старине. И внутри этих зда­ний людям живется ком­фортно.

Печатаются по изданию: «Комсомольская правда». № 150, 12 августа 2004 г. –  С. 7; № 152, 17 августа 2004 г. –  С. 7.

Категория: Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста" | Добавил: Peter (13.10.2014)
Просмотров: 565 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz