Научная школа К.Э.Штайн "Лингвистика текста"

Меню сайта
Категории раздела
Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста" [60]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста"

Музыка музея. Клара Штайн, Денис Петренко

В этом году свое 40-летие будет праздновать музей музыкальной и театральной культуры государственной филармонии на Кавказских Минеральных Водах. Создавал его и все эти годы работает в нем Борис Розенфельд.

Расскажем об одном красноречивом и почти не­вероятном случае. Как-то мы ехали к Розенфельду с желанием проконсульти­роваться по проблемам лермонтоведения, полу­чить его работы о поэте. Провожали нас из музея Лермонтова в Пятигорске такими словами: «Не беспокойтесь, вы его найдете. Спросите у любого в Кисловодске, и вам расскажут, как к нему проехать». Не зная хорошо дороги, мы останови­лись на окраине небольшого го­родка, приняв его за Кисло­водск, спросили у случайного прохожего, как найти Розенфельда. В ответ услышали: «Вы сошли с ума! Это же Ессентуки. А Розенфельд – в Кисловодской филармонии. Проехать туда можно так-то». Далее последо­вал подробный рассказ о том, как найти в Кисловодске Бори­са Матвеевича.

Действительно, трудно не знать его. Он ведет на краевом телевидении циклы передач о знаменитых людях, побывавших на КМВ, о культуре КМВ, о му­зыкантах и художниках. Его сло­во – благородные интонации, прекрасная русская речь, энер­гия и пафос. Как же без пафоса, если речь идет о Пушкине, Лер­монтове, Толстом, Есенине, Ша­ляпине, Собинове, Сафонове, зодчих Бернардацци? Розен­фельд не просто говорит, а со­здает блистательные портреты художников. И все, что проис­ходило на КМВ в пору расцвета курорта, вызывает и у нас вос­хищенное сопереживание.

Одним из самых главных дел своей жизни Борис Матвеевич считает музей музыкальной и те­атральной культуры филармо­нии на КМВ, открытый 17декабря 1965 года. В этом году музею исполняется 40 лет. И оказа­лось, что в нашей стране только при филармонии на Кавминводах есть такой. Создавался он Розенфельдом на основе его личных фондов, на обществен­ных началах. Большую помощь в сборе материала оказывал первое время краевед Леонид Польский. «Главная трудность заключалась в том, – рассказал нам Борис Матвеевич, – что найти, например, материалы о Глинке просто – трудно найти сведения именно о том перио­де, когда Глинка жил и творил в Кисловодске».

Сначала был подготовлен стенд о деятельности филармонии. «На КМВ были все или по­чти все, – говорил Борис Мат­веевич. – Как представить это в небольшом музее? Невозможно. Мы стали обращаться к самым значимым фигурам: Рахманинов, Шаляпин, Прокофьев, Скрябин, Собинов, Нежданова...». Вскоре те, кто слушал Розенфельда в санаториях, библиотеках, вузах нашего края, стали с доверием приносить в его музей свои цен­ности: письма композиторов, поэтов, артистов, книги с редки­ми автографами, ноты, картины. – Мы не могли покупать ценнос­ти. – сказал Борис Матвеевич. — Мы пользовались дарами доб­рых сердец».

На сегодняшний день музей содержит свыше 10000 единиц хранения. Это прекрасная биб­лиотека, большая картотека, уникальный архив, изобразительный материал, старинная мебель, личные вещи выдаю­щихся людей. И Розенфельд здесь – главный дирижер. Это его мир, его жизненное про­странство.

Есть музеи холодные, нежи­вые. И там мы, как правило, про­сто «отмечаемся»: «Вот побыва­ли, не пропустили случая». Здесь же он – рукотворный. Трудно сказать, как это получается, но от его экспозиций веет благо­говением перед личностями, их творениями, перед теми уникальными событиями, которые происходили на Кавказских Минеральных Водах и, в частности, в самой филармонии. И в этом одухотворенном пространстве Розенфельд «летает». В самом деле, не ходит, а летает. Машет руками, подпрыгивает, и кажет­ся, что еще и танцует. В музее всегда весело, оживленно: школьники, студенты, те, кто пришел что-то узнать, уточнить, определить из того, что связано с культурой КМВ, – таких ходо­ков всегда предостаточно. Подступиться к директору не так уж просто: жаждущих знаний мно­го. Но у маэстро святое прави­ло – обязательно помочь каж­дому, кто нуждается в его консультациях, советах. И все уст­раивается. Розенфельд улыба­ется. Радуются и «ходоки», обо­гащенные его знаниями. Дамы особенно в восторге – от его старинных, почти уже забытых изысканных манер.

Вот он ведет нас в первый зал. Здесь речь идет о прославленных мастерах оперного, дра­матического искусства, о ком­позиторах, создавших свои произведения на Кавказских Мине­ральных Водах.

Второй зал – мемориальный, посвящен выдающемуся пиани­сту, педагогу, дирижеру и обще­ственному деятелю Василию Са­фонову, а создан он старания­ми его дочерей. Здесь подлин­ные фотографии, семейные ре­ликвии, ноты из личной библио­теки, снимки учеников-музыкан­тов с автографами, адресован­ные «великому маэстро из Кис­ловодска».

Филармония гордится своим симфоническим оркестром, ста­рейшим после оркестров Моск­вы и Петербурга. И курзал (по­строен в 1895 году, архитектор Е. Дескубес), и оркестр, и дей­ствующая до сих пор музыкаль­ная школа созданы по инициа­тиве Сафонова, поэтому экспо­зиция третьего зала логично продолжает предыдущую: она посвящена истории Академического симфонического оркестра.

Последний зал – Шаляпинский. Он самый большой, здесь несколько инструментов, фотографии гениального певца Федора Шаляпина в ролях тех спектаклей, которые шли на сцене курзала; ноты с посвя­щениями Шаляпину, книги с ав­тографами русских и зарубеж­ных исследователей творчества певца. Каждый месяц в зале про­водятся «театральные субботы», которые продолжают традицию «суббот Ярошенко». Их состоя­лось более четырехсот. Среди гостей были И. Андроников. В. Мануйлов, В. Баснер, М. Ростропович. Д. Кабалевский, М. Кажлаев, Ш. Чалаев и др.

Музей – самый настоящий научный центр. На его базе из­дано 15 книг, защищены диссер­тации в Астрахани, Краснодаре, Черкесске, Ставрополе, Пяти­горске. Постоянно и неизменно ведется летопись культурной жизни КМВ. При этом ни одна книга Бориса Матвеевича не на­печатана за государственный счет. На издание своих работ он всегда ищет деньги сам.

Розенфельд ведет активную переписку с деятелями культу­ры, потомками великих компо­зиторов и исполнителей в Рос­сии и за рубежом. Фонды рас­тут. Так как музей обществен­ный, люди расставались с реликвиями совершенно бескоры­стно. Долгие годы Борис Мат­веевич работал на обществен­ных началах. Десять лет назад тогдашний руководитель филар­монии Владимир Бережной ввел должность директора в штатное

расписание. Еще в музее рабо­тают три сотрудника. Всего че­тыре человека. И сотни лекций, бесед, телевизионных передач.

...Сейчас такое время насту­пило, нужны силы для изучения и систематизации фондов и, ко­нечно же, нужно расширять про­странство музея. В крае огром­ное количество музыкальных школ, домов культуры, музы­кальных училищ, музыкальных отделений в университетах. Му­зей востребован! Так, замести­тель министра культуры СК Вла­димир Лычагин считает его уни­кальным достижением культуры Ставрополья и, конкретно, реги­она КМВ. «Фактически, – утвер­ждает он, – это единственный музей, занимающийся музы­кальной и театральной истори­ей КМВ и Ставропольского края. Борис Матвеевич собрал уни­кальный архив, библиотеку, ко­торые не имеют цены. Без этого государственная филармония на Кавказских Минеральных Водах потеряла бы свой интеллекту­альный и исторический автори­тет».

Розенфельд настойчиво продолжает свою деятельность. Только что вышла книга «И звезда с звездою говорит» (авторы Е. Польская, Л. Польский, Б. Розенфельд), пополняется картотека, формируются фонды. Он постоянно сотрудничает с несколькими творческими коллективами, которые пишут об истории культуры КМВ. Вот и мы, готовящие книгу под рабочим названием «КМВ: Традиции и со­временность», получили от Ро­зенфельда уникальные материалы о Шаляпине, Мамине-Сибиряке, Сафонове. Мы держали в руках письма Сафонова, ориги­налы, которые никто еще никог­да не публиковал. Мы сделали множество фотографий, уточни­ли многие факты по картотеке.

«Сегодня от всего требуется коммерческий успех, а мы его не приносим и даже денег с по­сетителей за вход не берем. Но музей должен жить! Он своим сорокалетним существованием доказал свою востребованность», – прощаясь с нами, сказал Розенфельд…

Печатается по изданию:

«Ставропольская правда». 12 августа 2005 г.

Категория: Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста" | Добавил: Peter (08.10.2014)
Просмотров: 291 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz