Научная школа К.Э.Штайн "Лингвистика текста"

Меню сайта
Категории раздела
Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста" [60]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста"

Язык наш. Клара Штайн

Почему языковая культура на­ходится в центре всеобщего вни­мания? Казалось бы, достаточно того, что образование, в том числе и лингвистическое, в нашей стране получает каждый, изъясняться уст­но и письменно умеют практически все.

Почему же все чаще и чаще воз­никают серьезные разговоры об охране русского языка, почему иногда высказывается неудовлет­воренность и даже тревога по по­воду того, как мы пользуемся им?

Язык наш выполняет сейчас важную социальную миссию: он средство межнационального обще­ния в первом в мире социалисти­ческом государстве (при наличии в нем около 130 национальных языков, из которых более 70 име­ют свою письменность и существу­ют в качестве литературных). Рус­ский язык оказался мощным средством объединения народов СССР в процессе их экономического и политического развития. Это хра­нитель истории, науки, культуры народа, да не только хранитель, но и орудие культуры, так как язык – совершеннейшее средство человеческого общения.

Русский язык вызывает боль­шой интерес в мире, он стал общепризнанным средством международного общения и сотрудничес­тва, распространения идей мира и социализма, захватывающих ныне умы всего человечества. Академик В. В. Виноградов подчеркивал: «Современный русский язык пред­ставляет собой своеобразное, са­мобытное явление в истории миро­вой культуры. Происходящие в нем процессы полны исторического значения...» (Русская речь, 1970, № 1).

Основная задача языковой поли­тики – удержать литературную речь на высшем уровне современной культуры, в то же время не допуская ее отрыва от народной почвы. Учитывая многонациональ­ный характер нашего государства, к носителям русского языка предъ­являются особые требования и, более того, на них налагаются определенные обязательства, так как они «становятся ответствен­ными за распространение русского языка в иноязычной и многонацио­нальной среде». Последнее выска­зывание принадлежит академику Г. В. Степанову, директору Инсти­тута языкознания АН СССР. Выс­тупая на страницах «Литературной газеты» («Стихия языка в стихии споров» – 27 июня 1984 года), он четко сформулировал принципы осуществления языковой политики в СССР, которые на современном этапе связаны уже с более высо­ким уровнем владения языком – высокой культурой речи, знанием правил языка как средства меж­национального общения. Реальное осуществление таких принципов возможно только через лингвисти­ческое воспитание и лингвисти­ческую дисциплину. Одно невоз­можно без другого, так как дисцип­лина реальна в том случае, когда человек понимает ее целесообраз­ность. Поэтому, как утверждает Г. В. Степанов, лингвистическое воспитание должно быть направле­но на формирование языкового сознания.

Миссия пропагандиста, связан­ного с разными слоями народных масс, здесь приобретает особую важность, ведь именно пропаган­дисты как представители широких кругов общественности, наряду с педагогами, языковедами, писате­лями, осуществляют задачи языко­вой политики.

В такой ситуации следует серь­езно задуматься над тем, как мы говорим, и над тем, что мешает го­ворить правильно. Культура речи имеет много слагаемых. Помимо знания норм литературного языка говорящий должен определить свое отношение к устной и пись­менной разновидности языка, к диалектным, просторечным и жар­гонным влияниям на речь.

Пропагандист, работающий в ус­ловиях языковой среды Ставро­полья, постоянно ощущает диалек­тные влияния. В нашем крае ши­роко представлено южно-велико­русское наречие, которое распола­гает своим словарным составом, грамматическими средствами. Диа­лекты находятся за пределами ли­тературного языка, хотя и взаимо­действуют с ним. Нормы же лите­ратурного языка действуют охра­нительно по отношению к много­численным влияниям диалектов. Так, в устной речи многих ставропольчан мы можем обнаружить смягчение согласного у глаголов (говорять, пишуть), так называе­мое «яканье» (пятак, тянуть вмес­то произносительных пиэтак, тиэнуть ), фрикативный, приглушен­ный звук (у) вместо взрывного (г).

Следует избегать и диалектного словоупотребления. Обратимся за примерами к районным газетам.

В степновской газете «Свет Октября» от 28 июня 1984 года опуб­ликована актуальная по материалу юмореска «Ешь... землю», в кото­рой критикуется некачественная заготовка силоса. Но должного эффекта такая критика может не возыметь: не всегда автор в ладу с языком, нет-нет и проскользнет диалектное или просторечное сло­вечко. «Прут в силос» вместо «кла­дут», «нагортать» вместо «насы­пать», «нагребать», «грудья с кам­нями» вместо «груды камней». А ведь критика – дело тонкое и от­ветственное, ни в чем нельзя само­му быть уязвимым.

Диалектными влияниями, а так­же незнанием многих основ языка вызваны многочисленные грамматические ошибки: неверное упот­ребление падежных форм у существительных, неправильное согласование слов в числе, роде и др.

Один из заголовков газеты «Свет Октября» (23 июня 1984 г.) гласит «Работаю в детском саде» вместо «Работаю в детском саду». В этой же статье есть ошибки, связанные с нарушением согласования в чис­ле: «Никто не ошибется, если пой­дет учиться в педучилища и станет воспитательницей детского сада». Аналогичные ошибки встречаем в статье «Нашла свое признание» (автор М. Приходько) той же степновской газеты: «...половина малы­шей, родившихся в селе Варениковском, за годы ее работы здесь, непременно прошли через ее руки, теплое отзывчивое сердце». Невер­но сочетание «прошли через руки, сердце...»

Известно, что современный рус­ский литературный язык функцио­нирует в двух разновидностях – устной и письменной. Эти две раз­новидности единого языка предпо­лагают как общее, так и частное в них. Устная речь наиболее харак­терна для разговорной формы об­щения, что обусловливает ее не­принужденный, неофициальный ха­рактер. В особенности это сказы­вается на строении предложений. В разговорной речи порядок слов свободный, возможны пропуски це­лых словосочетаний (в зависимос­ти от ясности ситуации). В пись­менной речи предложение должно быть не только правильно постро­ено, но в нем с помощью порядка слов, различных частиц, повторов должна быть правильно распреде­лена информация.

Как часто говорящий или пишу­щий, бойко начиная фразу, не в силах ее продолжить. Часто соз­дается весьма своеобразная ситуа­ция: автор вроде ориентируется на письменную речь (использует сложные конструкции, обособлен­ные члены предложения, образные средства языка), но обращается с ними вольно, как бы «разговор­но». Отсюда предложения, огром­ные по форме, но весьма малые по содержанию.

Автор материала «С открытой душой» («Советское Прикумье» от 29 июня 1984 г.) Л. Медуница ис­кренне восхищается одной из нас­тавниц Буденовского завода пластмасс Татьяной Зениной. Но тщетно мы будем пробираться че­рез словесные барьеры. Попробуй­те преодолеть, например, этот: «Ожидая встречи с незнакомым человеком, воображение рисует его абстрактный образ, исходя из име­ющейся информации, либо в силу сложившегося стереотипа».

Излишняя цветистость предло­жения, неумеренное украшатель­ство, многословие затрудняют на­ше понимание – создается избы­точность информации; смысл не доходит до слушателя или читате­ля, информация превращается в «шум». Посудите сами, что добав­ляет к тезису «все преходяще и уходяще в этом мире, но неизмен­на лишь жизнь» – такое доказа­тельство: «Вечно кипучая, моло­дая, как могучие тополя, расту­щие по обочинам дороги, пролега­ющей по центральной улице села, как раскидистые шумливые белолистки, как нежные, остроколючие вечнозеленые кусты можжевельни­ка» (М. Приходько «Зеленый на­ряд села»: «Свет Октября» от 28 июня 1964 г.).

Автор искренне хочет заразить читателя своим восхищением, но неверное пользование обособлен­ными членами предложения, срав­нительными оборотами приводит к обратному эффекту – недоверию читателя. Так ли на самом деле все великолепно?

Опасность коренится и в чрез­мерной упрощенности повествова­ния, словоупотребления. Бедная фраза, «убогий язык» вряд ли со­служат ту службу, на которую пи­шущий рассчитывает. «Добрых слов заслуживают и подавальщики Сер­гей Гомонов и Михаил Усов. Не успевает от стеллажа отбежать обработанное животное, как они под­водят другое. И так целую смену, полный рабочий день... Приятно было слышать и о том, что не за­бывают тружеников пункта работники торгового обслуживания. Каждый день наведывается к ним автолавка, в которой можно при­обрести продовольственные изде­лия, прохладительные напитки». (Г. Кучеров «Финиш близок»: «Свет Октября» от 23 июня 1984 г.).

Излишняя детализация приводит к стилистическому разнобою: ней­тральное «не успевает отбежать» причудливо соседствует с произ­водственно-техническим термином «обработанное животное», умест­ное в работах по технологии обра­ботки скота, разговорное «наведы­вается» сочетается с терминами «продовольственные изделия», «прохладительные напитки» из про­изводственно-технического стиля.

Иная «простота» может привес­ти к нарушению не только языко­вых норм, но и норм этических, к неожиданному эффекту «разго­вора за спиной». Материал «Где-то... в пределах» (А. Трайчук, Л. Петров, В. Головань: «Свет Ок­тября» от 23 июня 1984 г.): «Об­ращают на себя внимание очень оригинальные суждения некоторых ответственных товарищей. Те из них, которые по долгу службы обязаны содержать технику в об­разцовом порядке, больше говорят о том, как надо ухаживать за зем­лей, выращивать корма, а кто должен их действительно выращи­вать, много судят о технике и да­ют массу рекомендаций инженерам и механикам. Все это наводит на мысль о переаттестации таких «специалистов», а заодно и изыска­нии возможности так необходимой для хозяйства должности – замес­тителя директоре по кормопроиз­водству». Попытайтесь составить некоторое представление о предме­те речи по ее «первоэлементам»: «те из них, которые» и «те, кто должен». Серьезный разговор тре­бует точнейшего сбора фактов, ло­гики в аргументации, точности языка. «Слово – выражение мыс­ли... и поэтому слово должно со­ответствовать тому, что оно выра­жает», – писал Л. Н. Толстой.

В своем «Кратком руководстве к красноречию» (1748 г.) М. В. Ло­моносов определил пути овладения культурой речи: «основательное знание языка», «частое чтение хороших книг», «обхождение с людьми..., которые красоту языка знают и наблюдают». Сейчас к этому списку можно прибавить телевидение, радио, магнитофон (возможность себя послушать), различные справочники, учебники, словари...

Неизменным и вечным остается активное гражданское чувство от­ветственности за судьбу родного языка, необходимость постижения его глубин, искреннее желание ов­ладеть его богатствами.

Печатается по изданию:

Журнал отдела пропаганды и агитации Ставропольского Крайкома КПСС «Агитатор Ставрополья». 17 сентября 1984 г. – С. 18 – 21 

Категория: Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста" | Добавил: Peter (08.10.2014)
Просмотров: 315 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz