Научная школа К.Э.Штайн "Лингвистика текста"

Меню сайта
Категории раздела
Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста" [60]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста"

Боль Татарского леса. Олег Парфенов

Заповедные места в окрестностях Ставрополя либо захламлены, либо осваиваются предприимчивыми господами.

На минувшей неделе студенты, аспиранты и преподава­тели Ставропольского государственного университета совершили экскурсию по окрестностям краевого центра. Автобус выделил ректор, а гидом выступил известный краевед, автор ряда книг об истории и природе Ставро­полья Василий Гаазов. Даже самые продвинутые и лю­бознательные открывали для себя немало нового, а уж новички – так и подавно.

При этом Василий Леонидович успевал органично пе­ремежать краеведческие сведения собственными стиха­ми на злобу дня, в том числе политическими. Очень удачная, к слову, педагогическая метода, позволяющая не только насладиться видами и красотами, но еще за­думаться об ответственности человека перед природой. А когда у святых мест, составляющих саму историю и гордость Ставрополя, громоздятся кучи мусора в чело­веческий рост, задуматься и впрямь есть о чем.

Смешанные чувства рождают наши окраины: гордости – за их богатство и красоту, стыда – за то, что современ­ники так варварски с ними обходятся.

До Святого источника, что на территории Татарского леса, можно добраться по-разному. Самый простой способ – подъехать к опушке Татарского леса, а дальше по тропе спуститься к роднику.

Вот тут-то на подступах источнику и сталкиваешься с чисто русскими пейзажами: покореженные металлические конструкции, брошенные давно строительные блоки, автомобильные покрышки… Все это густо усеяно банками и бутылками разного калибра.

Рукотворная прелюдия к знакомству со святыми местами.

От опушки по каменным ступенькам спускаемся к источнику. На лесной полянке, окруженной вековыми деревьями, мелодично журчит родник, лет семь назад заключенный в трубу. Дебит его не большой, но пластиковую полторашку еще можно на полнить секунд за пять.

Начало свое источник бе­рет из-под сарматской плиты известняка-ракушечника. Эта удивительная вода проходит через мощные фильтры оса­дочных пород, приобретая по пути особые качества. Атмос­фера здесь наполнена добро­той и душевной теплотой. У родника не принято ругаться и выяснять отношения, сама природа способствует этой идиллии.

Что изменится здесь после открытия мужского монасты­ря, строительство, которого практически завершено, не­ведомо никому. Непонятно и то, зачем было на этой запо­ведной территории громоз­дить каменные жилые и хозяйственные постройки, рис­куя истребить сам источник. Но решение о строительстве принимали кулуарно, а ис­полнить задуманное по уму не сумели.

Родник известен еще с на­чала XIX века. Местная казач­ка Елена Бабичева заприме­тила, что ее буренки, бродя в дебрях Татарского леса, охотно посещают один из родников. Затем ей приснил­ся похожий на странника ста­рец, повелевающий возле родника поставить сруб, по­скольку вода в источнике святая и может исцелять физи­ческие и душевные недуги.

Казачка отправилась в Ставрополь, в Иоанно-Мариинский женский монастырь, где ей вновь во сне явился тот же старец, наказавший отслу­жить у родника молебен с во­доосвящением. После того, как женщина поведала об этом отцу Мефодию, решено было отслужить молебен. У источника поставили деревянный крест, а над самим род­ником – сруб с крышей.

Волчьи ворота – откуда такое название? По мнению известного краеведа Владимира Гниловского, прежде в этой местности водилось много вол­ков. Есть и другая версия, более правдоподобная: мест­ные жители сравнивали здешнее завывание ветра с воем хищников.

Как бы то ни было, надо иметь в виду, что Волчьи воро­та – это не урочище, а узкая дорога между высокими ска­лами у края Ставропольской горы. Отсюда и открывается прекрасный панорамный вид.

С высоты 618 метров Сенгилеевская котловина видна как на ладошке, в центре которой, точно прекрасная жемчужина, покоится огромное озеро. Кажется, что до него рукой подать, но это мираж – до воды топать четыре кило­метра почти с полукилометровым перепадом высоты. Несмотря на то, что водохранилище находится в 18 километрах от краевого центра, на административных картах оно входит в его границы. Дело в том, что в настоящее время это единственный пить­евой бассейн Ставрополя.

Но чтобы насладиться кра­сотой Сенгилея, сначала при­дется обогнуть выросший в Волчьих воротах ресторан. Кто позволил строить здесь, на каком основании? Ну, биз­нес, понятно, создан для того, чтобы извлекать прибыль. Хуже, что по этому пути твердо идет государство. Не удивим­ся, если на въезде в Волчьи ворога скоро появится шлаг­баум, и все, кто не желает быть ресторанным клиентом, получат от ворот поворот.

До 1947 года водоем представлял небольшое природ­ное озеро, которое называли Рыбным. Летом оно усыхало, зимой пополнялось водой Егорлыка, но вода его для питья, как ни крути, была неригодна – концентрация солей доходила до 12 граммов на литр.

Год спустя в озеро по Невинномысскому каналу пустили воды Кубани. Бассейн его резко увеличился, а вода стала пресной. Изменились очертания берегов, появились новые заливы, полуострова. Водохранилище стали называть Ставропольским морем – особенно справедливо это, когда находишься на берегу и слышишь плеск набегающих волн.

...Давным-давно по бес­крайним степям кочевали здесь тучные стада богатого и знаменитого Сенгилея. Мо­гуч был старик, но суров и жесток, не любил людей. Ес­тественной отрадой его была дочь, красавица Саламата. Много богатых юношей сва­талось к Саламате, но всем им отказывал Сенгилей.

Был у старика пастух, и звали его Егорлык. Необыкно­венно красив, статен и добр был этот юноша. Увидел Егор­лык красавицу и сразу влю­бился в нее. Да и в сердце юной Саламаты запал пастух. Стали они тайно встречаться, чтобы Сенгилей ничего не уз­нал об их любви.

Слух о красоте Саламаты разносился все дальше и дальше. Прознал о ней и мо­лодой хан Астра. Послал он своих гонцов к старику сва­таться, богатые дары пере­дал с ними. Не устоял Сенги­лей и дал согласие на свадь­бу дочери. Сколько ни просила Саламата отца отме­нить свое решение – Сенги­лей оставался непреклонен.

И вот настал день, ког­да Астра со своим войском прибыл к стойбищу Сенгилея. Не зная, что делать, тайно убежала Саламата к Егорлыку. И ре­шили влюбленные бежать в горы. Но вскоре спохватился Сенгилей, узнал о сговоре Егорлыка и Саламаты. Стра­шен был его гнев.

Рассказал старик Астре про Егорлыка. Приказал хан своим слугам убить пастуха. Схвати­ли они юношу, отвели в горы и сбросили со скалы в реку.

Саламата любила отца, но Егорлык был ей дороже. Услышав от отца о гибели люби­мого, она простерла руки к небу и прокляла хана Астру и своего отца.

Разверзлись небеса, мол­ния ударила в землю, где на­ходились виновники смерти Егорлыка. Окаменели Сенги­лей и Астра навечно. И отто­го, что стали они горами, еще больше злоба закипела в гру­ди Сенгилея, и оттуда, как из вулкана, хлынула грязь.

Тогда пожалела Саламата отца и обернулась чистым прозрачным ручейком, заст­руившимся в сторону Сенги­лея, лаская его своими вода­ми. Отошло сердце Сенгилея. Понял он, что был неправ, и горько заплакал. Так и обра­зовалось соленое озеро.

Такая вот легенда этих мест, о которой сегодня напо­минает гора Астраханка, вдоль которой несет свои воды в Сенгилей ручеек Саламатин. С далеких, утопающих в синей дымке гор бежит к своей возлюбленной Егорлык. А как память об их верной и чистой любви каждую весну на склоне горы Сенгилей расцветают прекрасные эремурусы.

Последним пунктом экскурсии стали расположенные воз­ле военного гарнизонного госпиталя, сразу на входе в Мамайский лес, две купели, где вполне можно даже по­плавать. Это урочище родни­ка «Корыта».

Вода в роднике бьет мощ­ной струей из-под пласта среднесарматских известня­ков – ракушечников кремового цвета, и температура ее зи­мой и летом всегда постоян­на – 10 градусов.

В конце XVIII – начале XIX века родник этот служил глав­ным источником жизни Форштадта – пригорода Ставропо­ля, давая 2700 ведер воды в сутки, а водовод сооружен был из дубовых стволов. Название родника произошло от установленных возле него больших дубовых корыт, из которых поили скот.

Сегодня он отнесен к вод­ным памятникам природы, чего не скажешь по кучам му­сора и черным очертаниям кострищ – так с дорогими сер­дцу местами не обходятся.

...О том, что историческое и природное великолепие краевого центра и его окрест­ностей исчезает под напором цивилизации, говорят давно и повсеместно. Дружно согла­шаются в том, что город нуж­дается в бережном и нежном к себе отношении, ибо тут наши корни, а потомки ждут от нас в наследство не утрамбованного многоэтажка­ми чернозема, а тенистых аллей, прозрачных родни­ков, густых и чистых лесов. Говорят много и красочно, привычно во всех бедах ви­нят власть.

Но о том, что угасание им­пульсов, отвечающих за связь времен, происходит еще и от невежества рядовых горожан, говорить как-то не принято. Посмотрите, во что превратили Мамайку, Ташлу, Мутнянку те, кто обосновался в живописных местах по руслам рек. И при чем же тут власть?!

Печатается по изданию:

«Открытая газета». № 13, 4 – 11 апреля 2012 г. – С. 20.

 

Категория: Статьи о работе научной школы К.Э. Штайн "Лингвистика текста" | Добавил: Peter (25.09.2014)
Просмотров: 230 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz